serg70p: (Роковая дама)
Originally posted by varjag_2007. Reposted by serg70p at 2012-10-31 15:46:00.



Академик по вызову Жулинский – яркое и самобытное явление в жизни украинского общества и украинской интеллигенции конца ХХ – начала ХХІ в. Живой, хотя и изрядно сдавший, потускневший и заметно постаревший в последние годы, символ сразу двух эпох: той, что нынче принято именовать «тоталитарно-коммунистической», и той, что пришла ей на смену под вывеской эры "свободы и демократии". Это, прежде всего, феномен в рамках определенной системы социальных отношений, на примере которого со всей ясностью видны ее – системы – порочность и нежизнеспособность. Приспособленец с большой буквы. Предатель, успевавший в нужный момент переметнуться на сторону очередного победителя, которого тут же брался обслуживать по полной программе с энтузиазмом, ничуть не меньшим, чем предшественника. И что любопытно – без каких-либо комплексов и без малейших угрызений совести! Маленький человечек, сумевший благодаря личной преданности, удивительной беспринципности и изрядной пронырливости пролезть практически во все щели, к которым обращался его взор и к которым устремлялись его мечты. Бич украинской национальной культуры и украинской государственной гуманитарной политики, которой он, занимая высокие должности в правительстве, "заведовал" довольно долго и которую из-за своей дремучей некомпетентности и патологической меркантильности довел до полнейшей ручки.

Изнасилованный интеллектуально и морально бывшими ему с детских лет вроде бы ненавистными "комуняками", возлюбивший своих насильников, директор-академик после 1991 года вздумал опять стать честной и порядочной "девушкой", готовой отдаться по любви "принцу" на белом (пардон, сине-желтом) коне. И как это ни парадоксально, стал ей! Или, во всяком случае, прослыл. Ну, а насчет "отдаться", то тут можно спорить.

Кое-кто из злых языков из литературных кругов, знающих Жулинского со времен его первых шагов в Союзе писателей, поговаривает, что в преклонении перед руководством он никогда не знал никаких границ, не останавливаясь даже перед тем, чтобы превратить преклонение в пресмыкание. Не зная точно даты своего появления на свет, он в пылу чинопочитания, что называется, легким движением авторучки якобы "совместил" свой день рождения с днем рождения Загребельного, находившегося в то время в зените своей писательской славы и административного влияния. И стал принимать поздравления, подарки и всяческие звания 25 августа.

В 70-е годы относительно юный Николай Григорьевич делал на удивление быструю и яркую карьеру в одном из гуманитарных институтов Академии наук Украины, где для подавляющего большинства сотрудников время текло крайне медленно, радуя их событиями и новостями едва ли раз в десять-пятнадцать лет. Интересно, что пик этого карьерного роста пришелся как раз на то самое время, когда КГБ одного за другим выдергивал из этого учреждения будущих жертв режима, упрятывая их за решетку…

Тема КГБ для нашего героя одна из нелюбимых. Почти в той же степени, как и тема его советского прошлого. Отвечать на вопрос: "Чем вы занимались на оккупированной советами святой украинской земле?" – академик не любил и не любит. Идею люстрации никогда не поддерживал…

История отношений Жулинского с КГБ и ЦРУ заслуживает самого пристального внимания и всестороннего публичного обсуждения. Она еще ждет своего освещения, уже не в режиме домыслов и слухов, а на основе документов и свидетельств тех людей, кто мог бы обо всем этом сказать. Эта история, безусловно, важна. Гораздо важнее, однако, было бы разобраться в том, каким образом интеллектуальная пустышка и политическая проститутка вроде Жулинского умудрилась выбиться на самый верх отечественной духовной элиты, оказав заметное влияние на ее – элиты – жизнь и деятельность в течение столь длительного времени. Действительно, как? Не умея писать, стал писателем. Не умея заниматься наукой, стал академиком. Ну, не КГБ–ЦРУ же, в самом деле, его за руку вели от вершины к вершине!

После того, как Жулинский обосновался в Киеве, его дела, несмотря на ни на какие обстоятельства и ни на какую конъюнктуру, неизменно шли только в гору. В 80-е он – признанный авторитет той самой "казенной" науки, которую сегодня в считающих себя приличными демократических кругах принято клеймить и поносить, на чем свет стоит. На рубеже 80-90-х – "челнок", снующий между Киевом и Америкой с какими-то малопонятными не только широким, но даже узким и очень узким кругам целями и задачами. А еще – "двойной агент", охотно и радостно пошедший на сотрудничество с отнюдь не "братскими" в отношении родного КГБ СССР спецслужбами, обещавшими привлечь его к борьбе за победу демократии в Украине. Годы 90-е приносят ему еще более неожиданный, сногсшибательный взлет. Он становится одной из звезд политического небосклона независимой Украины, работает "гуманитарным" вице-премьером в нескольких составах украинского правительства, избирается депутатом Верховной Рады, попадает в советники президента Ющенко. А еще – получает Государственную премию Украины в области науки и техники…

В каком-то смысле апофеозом карьеры неувядаемого и непотопляемого Николая Григорьевича стала, вне всякого сомнения, история с Благотворительным фондом "Забота" (по-украински – "Турбота"). По своей природе и характеру она напоминает мини-МММ: финансовые махинации, нанесшие очевидный материальный и моральный ущерб многим людям, но так и оставшиеся безнаказанными. И, кстати сказать, пахнущая столь же дурно и отвратительно.

На старости лет Жулинский решил, видимо, отбросить все приличия и взяться за дело личного обогащения со всей решительностью и серьезностью.

Напомню, что  отец заместителя директора Института литературы Николая Жулинского всю жизнь скрывался от он советских органов безопасности и советского правосудия в США под чужой фамилией и приехал на Украину, вернув себе настоящую фамилию, только незадолго до смерти в 2002 году, чтобы повидать сына.

Кроме того, на излете перестройки, еще в советское время именно жулинский был тем, кто начинал формировать концепцию голодомора как основного нациетворческого элемента "украинской нации":


Интервью Жулинского в июле 1991 г. в Лубнах Полтавской области, когда  был воздвигнут, освящен и торжественно открыт первый "Курган Скорби памяти жертв голодомора 1932-1933 годов".
serg70p: (Роковая дама)
Originally posted by varjag_2007. Reposted by serg70p at 2012-10-30 09:12:00.



Харьковское губернское земство привело результаты любопытнейшего опроса общественного мнения, проведенного летом 1918 года, то есть еще в как бы «незалежной» гетманской Украине.

Опрос был проведен среди сельских жителей Харьковской губернии и был репрезентативен даже по сегодняшим меркам социологической науки (выборка составила 505 корреспондентов). Так вот на вопрос об отношении к отделении от России последовали следующие ответы: «Не согласны делиться» (Купянский уезд); «Народ верит и надеется, что Россия воссоединится в одно составное государство на началах равенства всех народов» (Ахтырский уезд); «Бажало було б що бы Украіна як вільний з вільним була вільною у Россійской федерации и рівни з рівним жили в ладу» (Валковский уезд) и т.д.

А вот просто шикарные ответы по поводу украинизации Харьковской губернии, против которой высказались 80% опрошенных (это ведь без городского населения!): «Украинский язык, который сейчас хотят ввести, ни один селянин не разберет. Без переводчиков дело плохо» (Купянский уезд); «Выдумывают чортовы паны чорт зна що» (Ахтырский уезд); «Сочинения Шевченка, Котляревского понятны, но украинский никак не присвою» (Сумской уезд); «Понимаем через пятое на десятое и у всех слушателей от этого смешливое настроение» (Старобельский уезд). Практически единодушно опрошенные высказались против украинизации богослужения: «Украинский язык недопустим, так как в переводе некоторые выражения вызовут смех, а не молитву: радуйся – рыгочись, аминь – эгэ» (Волчанский уезд).

November 2012

S M T W T F S
     123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 10:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios